Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Психотерапия и "реальная жизнь".

Фрейд в своей работе "Недовольство культурой", довольно мутной и размытой,
повторяет Шопенгауэра, дополняя его :
жизнь , говорит он, полна страданий, и вот, чтобы справиться с такой жизнью,
люди себе придумывают особые средства:
аскетизм, искусство, наркотики.
Психоанализ, по-видимому, должен стать четвертым способом пережить жизнь...

И вот, постоянно приходится слышать, что есть какое-то сособое
"психотерапевтическое пространство" - и- "реальная жизнь".
Видимо, тут наследуется это разделение, разделение на жизнь и способы справиться с жизнью.
Разделение понятное, но глубоко искусственное,
поскольку все это, и аскетизм(религия), и искусство(творчество),
и наркотики (и подобные им средства), и психотерапия - все это внутри жизни,
все это формы той же жизни, пусть и специфичные формы,
такие жизненные способы отстранения от жизни.

безмятежное житие

Эта идея очень распространена нынче: "все чиновники жулики, все воруют, но трогать ничего нельзя,
потому что будет страшный бунт, а потом придет новая смена молодых голодных жуликов, которые начнут грабить".
Этот массовый социальный пессемизм сложной природы:
- идущее из далекого прошлого российское понимание власти как чужеродной надстройки.
- последствия исторических травм 20 века, наша общая посттравматическая ситуация, которую никакие нефтедоллары не могут вылечить.
- Есть тут и отголосок христианского пессемизма в отношении истории.
- устойчивый интеллигентский миф : есть "они" и "мы".
- проблемы с идентичностью как результат очень быстрых перемен.
Это общее ощущение тупика, общий социальный пессемизм, разочарование, неверие в будущее - много хуже дубинок омона.

папа

Евангелие от Иоанна (прошедшего воскресенья).
Имя - "Отец".
Кто это?
Как много разного люди подразумевали и подразумевают под этим именем.
А сейчас у нас в культуре , в этом гендерном алхимическом котле,
в этом взрыве концепта "семьи" - тем более.
Евангельский отец из причти о блудном сыне -
он вовсе не суровый римский владыка жизни своих домашних, а скорее такой "шведский папа".
И в основной молитве мы говорим - "Отец".
Ну, а по нашему - "папа", "папочка".
Это безумие конечно, бытовое, богослужебное безумие.
Конечно, лучше спрятаться за архаику "Отче",
ведь как Творца Вселенной звать всерьез - " папочка"!
Как это? Как это?
Как бежит к тебе трехлетний ребенок и издалека кричит - "паааааапааааааа"! "пааааааап"!
Я не знаю, но он знает - как это.

Богач и Лазарь.

В прошлое воскресенье читали в церкви притчу о богаче и Лазаре. Потом была проповедь, где священник повернул толкование в известную сторону - у богача даже имени нет, хотя все его тогда знали, и куча народов его лайкали, а вот Лазаря никто не лайкал, только собаки во френдах были, а посмотрите как все обернулось. Значит - круть, френды, лайки в мире ничего не значит для христиан, у них другая система координат.
Да, такой разворот известен и вполне возможен. Но меня в связи с этим текстом занимают другие вещи.

1. По своему содержанию - эта притча во многом носит общерелигиозный, общеэтический характер, она не специфически христианская. Идея "качелей" - "здесь хорошо- там плохо" и наоборот - встречается в разных уголках мира и в разное время, у разных учителей и народов. Так что преподносить ее как прямо суть христианства - неверно. Да и в целом - притча - жанр особый, с ним надо осторожно обращаться.
2. Притча ставит вопрос - что делает "идеальный тип христианина" в мире? На первый взгляд кажется - им/нам здесь ничего не нужно. Христиане сидят на чемоданах и ждут поезда, тоскливо поглядывая на часы - когда же? Когда же конец - личный или общий, который есть начало настоящей жизни. Здесь надо потерпеть, и побыстрее свалить отсюда. Как у Софрония - "по-христиански жить нельзя, по-христиански можно только умереть". И эта притча тогда рассматривается как еще одно подтверждение противоположности систем координат. Мне же кажется, что застревание только в одной этой фазе "неотмирности" (которая как фаза неизбежна), создает такой образ христианства, который неадекватен жизни подавляющего большинства нас, стоящих в храме. Эта неадекватность приводит к глубоким искажениям в жизни. Поэтому полезно думать, впрочем как и в других случаях - что нам говорят, и что из этого следует, и как я к этому отношусь.

Определение человека.

Многие пытались дать определение человека. Все они, претендуя на всеобщность - частичны-частны.
И моя попытка тоже частная, ситуативна. И тем не менее, предлагаю на суд читателей.
Человек - существо, непрестанно создающее и разрушающее идолов.

P.S. У меня теперь аккаунт в ФБ.
Это запись оттуда. Кто хочет - может там читать-комментировать.
Кто хочет - здесь. Для меня ценна обстановка ЖЖ,
и я не ухожу отсюда.

Бог и субкультура

Мне всегда не нравиться, когда начинают рассуждать о Боге,
погружаясь в густой церковный специфический язык,
такую смесь церковнославянизмов, воздыханий, поз.
Это все заносит нас на полочку "православие",
это все маркирует как "религиозных людей",
как какое то племя, которое будет сейчас исполнять
свой положенный этнографический танец.

Но мы же обращаемся к Творцу всего мира.
Мы же говорим и мыслим о Боге как Создателе всех людей.
И вот, эту универсальность я сейчас нахожу с большим основанием
в языке светском, бытовом, философском, психологическом.
Несколько парадоксальным образом ты лучше чувствуешь
общность со всеми людьми, причастность к общему человеческому уделу,
действительно ощущаешь себя "сыном человеческим" - перед Творцом мира,
сидя в кафе или общаясь с просто людьми, с неверующими...
Именно потому, что маркировка "религия", "вера",
сразу нацепляет на тебя раскрашенные перья,дает бубен и помещает на сцену.

Долги временные и вечные.

Многим людям хорошо известна финансовая ситуация зависшего и давящего долга,
который надо погасить, но никак не получается.
Хронические долги - даже для существа легкомысленного,
может оказаться серьезным психологическим фактором, подталкивающим к депрессии.
Люди стараются отдать долги и не быть больше никому должными.
И как хорошо, когда совесть чиста, и ты ничего никому не должен.
Но может быть зря? Может полезней быть в должниках?

Многие думают, что мы всегда останемся должниками у Бога.
Образ Бога, беспощадного судьи вечных должников - страшен.
Тем более, что по сути долг и вернуть нельзя.
Что ни вздохнешь, то согрешишь + первородный грех.
Дотянуть бы до конца - с надеждой, что все долги спишут?

Получается, что верующие - всю жизнь живут с сознанием должника?
Всю жизнь прожить с нечистой совестью?
Но Христос уже однажды полностью отдал долг за всех.
Однако мы как-будто не знаем этого,
и живем в постоянном фоне нечистой совести,
и болеем и страдаем и умираем, хотя наш долг прощен.

на полях жизни

Знаю одного человека, который лучшие годы своей жизни,
с 30 до 40 провел, пытаясь стать священником.
Соответствующее образование, алтарником, хор, и т.д.,
один храм, другой, третий. Семья само собой увеличивалась.
И вот, как-то мы с ним разговаривали, спустя уже много
лет после того, как он оставил свои попытки,
и он так задумчиво-печально мне говорил:
"Странное дело, почему никто, совсем никто
из людей, которых я тогда знал, и мирян, и священников,
никто не преупредил меня, не одернул, не сказал мне:
- N., подумай, подумай хорошо, что ты делаешь!
В то время, когда люди становятся профессионалами,
когда есть силы сделать что-то важное, ты подпираешь стенки
алтарей и раздуваешь кадило. Ты можешь все профукать,
такого времени не будет у тебя больше!!!
Да, я наверное все равно делал бы по-своему.
И я никого ни в чем не виню.
Но почему все-таки никто не сказал чего-то такого?"

Расколдование мира

У Вебера есть яркие страницы, где идет речь о "расколдовании мира",
и одновременно о неспособности "науки" дать ответ даже о собственном смысле,
не говоря уже о вопросах о смысле мира, жизни,
вопросах о том "как жить", "что делать", "на что надеяться".
Насчет "расколдования" - мне все больше кажется, что это
не совсем понятная вещь, хотя о ней часто говорят.
Ведь почти нет людей с рафинированным "расколдованным" сознанием.
Не хотят люди жить в "расколдованном" мире, как ни крути.
И в результате получается очень странное состояние,
странное, но почти повсеместное, в том числе и у христиан
- некоторый микст, или же парашизофрения, раздробленное сознание.
Такое сознание состоит из многих "разделов","регионов", каждый из которых
имеет вполне независимое от других существование, и они
существуют параллельно, или вступают в странные пересечения.
Такое впечатление, что этот школьно-научный слой, который
занимал вроде бы место метанарратива, уже таковым не является.
И большой вопрос, придет ли что-то на его место,
или мы вдвинулись в эпоху, когда обыденным становится
сочетание чего угодно с чем угодно в одном сознании,
без выраженного преобладания одного дискурса.